Блог

Главная » 2013 » Август » 3 » О власти и Отечестве
22:34
О власти и Отечестве
 
О власти и Отечестве.

 

 

Покуда не обрел человек Отечества Небесного, дано ему Отечество земное: дом, семья и могилы предков, город или в село, в котором он родился, храм, в котором принял святое крещение, государство и народ одной с ним истории, власть которой сей народ достоин... Не может человек достойно причаститься Хлебом Небесным, если не чтит память предков своих, потому, что зерно для Него, взято от земли сродников. Земля эта удобрена их плотью и кровью и в каждом зерне как в утробе матери лежит весь его народ от дремучей древности и до наших дней, жаждет вместе с тобой соединиться с Господом в одно целое, называемое Церковью и Телом Христовым. Не может быть человек гражданином Царства Небесного не научившись быть достойным гражданином царства земного, ибо мир дольный есть образ мира горнего и в послушание государю и закону – образ служению Господу и соблюдения заповедей Его.
А страна наша болеет. Да, всегда так было и будет. И Церковь Земная не есть Церковь праведников, не имеющих нужду в покаянии, но грешников стремящихся к выздоровлению. И как враги бестелесные, которые суть бесы и дурные мысли опустошают душу предназначенную для Бога, так враги Отечества внутренние и внешние – землю дарованной тебе промыслом Божьим. И те и другие есть разорители. Посему послужить Отечеству есть дело святое, а голову сложить на этом поприще поставлено в пример самим Богом: «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13); и «если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (2 Тим 5:8).
Отечество Небесное во всем покорно Богу, и на земле имеет Он власть, и власть насаждает. Но так угодно Господу, что бы люди, с тех пор как разорвали живую связь с Создателем, научались от людей и чтобы муж главенствовал над женою и человек начальствовал над человеком, но не пребывали в беспорядке.
Все в мире подчинено друг другу и не только люди организованы во взаимоотношениях между собой, но и в самих телесах наших как и в государстве действует непреложный закон порядка: каждый орган наделен той или иной функцией, каждый необходим, и каждый подчинен в чем то один другому. Духовный организм живет по законам духовным, животный – по законам животным. Но и те и другие законы установил Господь, сообщил созданному Им миру и если нарушены они будут то душа повредится, а тело заболеет или даже умрет. Не только духовные, но и животные законы имеют определенную власть над человеком, им покорился сам Господь: ел, пил и защищал тело от зноя. И хотя власть тела не абсолютна и не должно ей позволять овладевать волей человека, но и не благоразумно во всем перечить этой власти, но в меру необходимую для поддержания естества надлежит быть ей послушной.
Не так ли должно мыслить о государстве, не таковым ли должно быть отношение человека к власти мирской? Да, суетной, да временной, как временна наша жизнь на земле. Но Церковь освящая человека освящает его всего и вечную душу и бренное тело, а так же хлеб, воду, жилище... «О Богохранимой стране нашей, властях и воинстве её Господу помолимся», – возглашает диакон на Божественной Литургии.
Сказал апостол: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены» (Рим. 13:1).
«Как это? Ужели всякий начальник поставлен от Бога? Не то, говорю я, ответствует Апостол. У меня идет теперь речь не о каждом начальнике в особенности, но о самом начальстве... Подобно сему, когда Премудрый говорит, что: от Господа сочетавается жена мужеви (ср.: Притч. 19, 14), – разумеет чрез сие, что брак установлен от Бога, а не то, что Бог сочетавает каждого вступающего в брак. Ибо видим, что многие вступают в брак с худыми видами и не по закону... Поелику равенство часто доводит до ссор, то Бог установил многие виды начальства и подчиненных, как то: между мужем и женою, между сыном и отцом, между старцем и юношею, рабом и свободным, между начальником и подчиненным, между учителем и учеником... Ибо Он так устроил, что не все члены имеют равное достоинство, но один ниже, другой важнее, и одни управляют, другие состоят под управлением. То же самое замечаем и у бессловесных животных: у пчел, у журавлей, в стадах диких овец... Напротив, безначалие везде есть зло и производит замешательство... Итак, не стыдись подчиненности, говорит Апостол. Этот закон дал Бог и грозно отмщает презрителям оного» (свт. Иоанн Златоуст).
Мысль святого Златоуста продолжает свт. Феофан Затворник: «Впрочем, из других мест Писания видно, что и начальники, такие или другие, бывают по Божескому промыслительному устроению; только добрых и благодетельных поставляет Бог, а худых попускает быть начальниками в наказание за грехи людские».
Подтверждение этому видим на страницах истории и в самом недавнем прошлом. Когда большевик и богоборец А.В. Луначарский обвинял архиепископа Иллариона (Троицкого) в лицемерии: «вы чтите Писание, в котором говорится «несть власти не от Бога», а советскую власть не любите, а советскую власть ругаете…» будущий священномученик ответил ему: «А мы разве говорим, что советская власть не от Бога? От Бога… В наказание нам за грехи!».
Да, иногда власть идет против божьего установления, и это дает право и обязывает на критику, и даже борьбу с ней, но в первую очередь с самим собой: когда изменится человек, ощутит глубину падения, изменится и власть. Не так ли происходит внутри нас самих? Благо деторождение и плотское влечение естественно, но недопустим разврат. Нет греха в питании организма, но если желудок покушается на волю человека и требует угоды, благо сопротивление. Благо держать тело в чистоте и следить о здоровье телесном, но если все мысли и дела будут направлены только на это, то не большее ли человек потеряет? Если кто забудет о делах духовных, всего посвятит себя миру, то «какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мф. 16:26).
Следует различать власть вероломную, случайную и ту которая даже если возникла не законным путем, тем не менее, утвердилась и по всему видно, что это есть Божья воля и забота о народе. Поэтому в 1918 г. свт. Патриарх Тихон предал анафеме власть большевиков и призвал верных чад Церкви к сопротивлению, но когда стало ясно, что их власть эпохальна, и сам русский народ – причина её, пусть даже по наущению жидов, а в первую очередь в виду собственного мракобесия и безбожия, Церковь призвала смириться и принять эту власть. Когда же на нашу землю пришли немецко-фашистские захватчики, выступила против завоевателей на стороне власти и народа.
При этом, разумеется, Церковь не должна служить богопротивным целям власти и, неся определенное бремя социального служения, не забывать о своем первейшем предназначении. Но это предназначение Церкви на земле неразрывно связано с властью мирской. Две главы орла на гербе Византии, преемницей которой стала Россия, две власти, но одно божеское установление: идти рука об руку, не смешиваясь, не подменяя друг друга, но помогая обоюдно осуществить промысле Божий о человеке в делах духовных и земных.
Подобно тому, как во Христе не слитно, но и не раздельно сочетались две природы, в том же созвучии и согласии сочетаются две власти, как идеал взаимоотношений между Церковью и светской властью. Этот принцип получил название «симфонии»: «Величайшие блага, дарованные людям высшею благостью Божией, суть священство и царство, из которых первое заботится о Божественных делах, а второе руководит и заботится о человеческих делах, а оба, исходя из одного и того же источника, составляют украшение человеческой жизни. Поэтому ничто не лежит так на сердце царей, как честь священнослужителей, которые со своей стороны служат им, молясь непрестанно за них Богу. И если священство будет во всем благоустроено и угодно Богу, а государственная власть будет по правде управлять вверенным ей государством, то будет полное согласие между ними во всём, что служит на пользу и благо человеческого рода. Потому мы прилагаем величайшее старание к охранению истинных догматов Божиих и чести священства, надеясь получить чрез это великие блага от Бога и крепко держать те, которые имеем» (Юстининан Великий).
Издревле, от первых веков христианства, патриархов и царей изображали в лучах божественной славы не зависимо от личной святости тех и других, но по причине святости служения к которому они призваны: вот Ирод отдает приказ убить младенцев, Иуда предает Христа, но лики их увенчаны нимбами... И Господь не уклонился от лукавого вопроса как поступить с уплатой подати, и не сказал только «отдайте Божие Богу», а в остальном чтоб поступали как знают, но прямо повелел: «...отдавайте кесарево кесарю» (Мф. 22:21).
Воинство и священство! Нет большего служения как на поле брани и на божественной литургии, нет большей жертвы как само Тело и Кровь Христовы, нет большего подвига как положить жизнь за Веру и Отечество. А любовь к Богу не мыслима без деятельной любви к ближнему.
Воинский долг – есть долг. А всякий долг платежом красен. Кому мы должны?
Вот, не в меру заботливая мать хлопочет за сына чтобы тому не пойти в армию: «пусть другие служат, а мой сын ни кому ни чего не должен...», или: «я вырастила его, воспитала, почему теперь должна отдавать его государству?». Ты вырастила его только потому, что предки его и твои служили и дали жить последующим поколениям на своей земле и говорить на родном языке. А теперь пришла очередь твоего сына вернуть долг за то, что родился и родился в свободной стране. Пришла его, почетная и святая обязанность, послужить последующим поколениям.
Не менее почетна чем борьба с врагами внешними, борьба с врагами внутренними, смутьянами Отечества коих не мало было во все времена.
Из воспоминаний о любви преподобного Серафима Саровского к Отечеству: «Однажды перед теми событиями, когда вражеская злоба вооружилась против Священной царской власти и произвела смятение в Петербурге, ученик преподобного Иоанн, идя к нему, увидел его около источника пристально смотревшего в оный. Тут же он увидал, что какой-то военный человек быстрой походкой направляется к преподобному. Когда он подошел к последнему и стал просить у него благословения, старец лишил его оного и сказал: «Гряди туда, откуда пришел». Пришелец снова протянул к нему свои руки, но тут преподобный с удвоенной уже суровостью строго заметил: «Я тебе сказал, гряди туда, откуда ты пришел!» Пораженный гневным видом и голосом святого старца, военный смирился, но все-таки стал снова просить у него благословения. И тут преподобный не только по-прежнему лишил его оного, но на этот раз закричал громко и немилостиво, как на самого величайшего противника и отступника Церкви. Ученик преподобного, увидев его в таком страшном гневе, смутился и подумал, уж не находится ли старец в каком-либо искушении, потому что даже страшно было смотреть на него в эти минуты. Между тем, когда военный посетитель удалился, преподобный сказал своему ученику: «Видел ли ты этого человека, который ко мне приходил?»
Ученик отвечал, что видел. Тогда святой старец снова обратился взором к своему источнику и сказал ученику: «Посмотри в источник: он-то мне и показал этого человека, кто он такой». Ученик посмотрел в источник и увидел, что он сильно взбаламучен. Вода в нем до крайней степени в эту минуту была мутна и грязна... Когда после этого ученик взглянул на старца, тот сказал: «Вот видишь, как возмущен источник. Так этот человек, который приходил, хочет возмутить Россию».
И далее автор повествует: «Да, поистине, преподобный был верным сыном своей Родины, всегда готовым положить саму душу свою за други своя. Последуем же, братие, примеру святого и потщимся в любви к Отечеству себя утвердить. А посему всегда будем смотреть на него, как на родной свой дом, в котором мы все по духу и любви родные дети» (прп. Серафим Саровский. Радость моя).
Не менее удивительным и поучительным было благословение святого равноапостольного архиепископа Японского Николая (Касаткина) своей пастве молиться о победе Японии над Россией, во времена когда между двумя державами разразилась война: «Сегодня по обычаю я служу в соборе, но отныне впредь я уже не буду принимать участия в общественных Богослужениях нашей церкви… Доселе я молился за процветание и мир Японской империи. Ныне же, раз война объявлена между Японией и моей родиной, я, как русский подданный, не могу молиться за победу Японии над моим собственным отечеством. Я также имею обязательства к своей родине и именно поэтому буду счастлив видеть, что вы исполняете долг в отношении к своей стране.». Удивленный таким решением, император Японии повелел охранять православные храмы, чтобы ни один злоумышленник не смог причинить вред христианам.
Говорят в народе: «дай человеку власть, и ты узнаешь кто он». Английский историк 19 века Актон: «Власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно». Да, трудно богатому войти в Царство Божие (Мф. 19:24), трудно властьимущему сохранить смирение. Посему, когда обвиняем обличенных властью людей за беззакония и обвиняем нередко справедливо, не себя ли, между тем, должны видеть в них?
Когда общество высказывает свои претензии к деятельности например полиции, вполне имея на то право и во многом эти претензии, как уже было сказано, могут быть обоснованные, оно, тем не менее, должно и себе задать ряд вопросов: чиновник это кто? Иммигрант, вражеский лазутчик, может быть марсианин? Не в одной ли стране родились те, кто носит погоны и те, кто их не носит? Не одну ли на всех имеем историю и культурную традицию? Не в одном ли дворе выросли, и не в одной ли армии служили? Может, воспитывались в разных школах и на разных книгах? Будущие депутаты и губернаторы читали другого Достоевского или Пушкина..?
Органы власти это часть общества, только с особым положением, правовым статусом, условиями работы… Посему, если что то не в порядке с той или иной частью общества, то и вопрос надо ставить иначе: не «почему они такие?», не «почему милиция, полиция, юстиция... такая?», а «почему мы такие?». Почему стоит еще вчера вполне благопристойному человеку одеть белый халат врача, он становится черствым к чужой боли, встать за прилавком магазина и он уже готов отравить собственного соседа лишь бы реализовать просроченную продукцию, взять в руки полосатый жезл и он уже стремится опустошить карманы водителя?
Не почему «они», а почему «мы» такие? Органы власти – это истинное лицо общества, ибо во властных структурах наиболее полным образом раскрываются те человеческие качества, которые чаще всего не проявляют себя в обычных условиях. И здесь не следует говорить только о негативной стороне дела. Во власти есть место всему: и подвигу и отваге, профессионализму, самоотверженности… Есть место и трусости, цинизму, коррупции… Глядя на людей служивых как в зеркало, посмотри человек, кем ты будешь, если тебе, обличителю, дать власть, но при этом посадить на нищенскую зарплату, если тебя обяжут ежедневно защищать чужие права, а сам ты не будешь имеешь их столько чтобы защитить себя, если сутками придется тебе пропадать на опасных и выматывающих дежурствах, теряя семью, здоровье.., но при этом общество, ради которого ты все это терпишь, презрительно относится и к тебе и твоей работе?
Когда власть научиться уважать общество? Это произойдет, в частности тогда, когда общество научиться уважать власть, государственность, мундир офицера..., закон и порядок. 
 
 
А. Миронов. 2013 г.
 
                           Русские
                           Грех ли воевать?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Категория: Сомнительные вопросы | Просмотров: 1199 | Добавил: Vidi | Рейтинг: 0.0/0