Блог

Главная » 2010 » Ноябрь » 2 » Ложь
22:18
Ложь

 
Ложь
 

Неразумно и невежественно обращать внимание
на слова, а не на силу намерения.
Свт. Дионисий Великий 
 
 
Однажды человек услышал хулу на брата со стороны другого брата. И, когда второй зная о разговоре спросил этого человека, не говорил ли тот другой, что худого о нем, человек соврал: «Нет, не говорил». Тем умертвил распрю между братьями, он исполнил заповедь Христа: «блаженны миротворцы, ибо сынами Божьими нарекутся» (Мф. 5:9). К сожалению, часто мы нарушаем её неразумной правдой, и правда становится вражеской, и тогда отягощение испытываем в душе.
Отчего некоторые считают ложь недопустимой? Они исходят из тезиса, что всякая ложь есть грех. И действительно, поелику ни что не может быть оправданием греха и Церковь ни когда не благословит греховное, то ложь не допустима ни когда ни в чём и ни при каких обстоятельствах. Но так ли..?
«Когда он [дьявол] говорит ложь, он говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Ин. 8:44). Возможно ли из этих слов Христа заключить, что всякая неправда от дьявола, что всякая неправда есть грех? Возможно ли совместить ложь и Божье?
Св. блаженный Феофилакт Болгарский дает следующее толкование к данному тексту Писания: «Когда он говорит ложь, говорит свое. Люди, когда лгут, пользуются как бы чужой ложью. А диавол употребляет ложь как собственность, ибо она его порождение; и лжец в собственном смысле и отец лжи есть он сам».
Что можем сказать о немецко-фашистском танке, перешедшем границу нашей Родины летом 1941 года? Немецко-фашистский танк есть порождение Вермахта, который желает уничтожить нашу Родину. Посему танк подлежит уничтожению. А если этот танк захвачен русскими солдатами? Усмотрим ли предательство Родины в движении этого танка с русскими солдатами на борту в сторону Вермахта?
Очевидно, что ложь в тексте Писания надо понимать не как форму искажения действительности, но как противление Истине, грех по существу, ошибку, промах, то, что не верно, не право. Так, например, если бы возможно было обмануть дьявола в его кознях, то сие не вменилось бы во грех оманувшему. «Он [дьявол] был человекоубийца от начала и не устоял в истине» (Ин. 8:44). Ложь здесь привязана к человекоубийству. Однако, одно дело нарушить заповедь «не убивай» (Исх. 20:13) и другое исполнить заповедь: «если кто убьет человека, то убийцу должно убить…» (Чис. 35:30) – единое по форме, разное по существу.
Свт. Игнатий (Бранчанинов) говоря о лжи, акцентирует на цели дьявольского обольщения, равно называет ложью любой вражеский навет: «В средство погубления человеческого рода употреблена была падшим ангелом ложь (Быт.3:13). По этой причине Господь назвал диавола ложью, отцем лжи и человекоубийцею искони (Ин.8:44). Понятия о лжи Господь тесно соединил с понятием о человекоубийстве: потому что последнее есть непременное последствие первой. Словом «искони» указывается на то, что ложь с самого начала послужила для диавола орудием к человекоубийству и постоянно служит ему орудием к человекоубийству, к погублению человеков. Начало зол – ложная мысль! Источник самообольщения и бесовской прелести – ложная мысль! Причина разнообразного вреда и погибели – ложная мысль!».
И разве только лжи родоначальник дьявол? Его лукавство лишь форма зла. Он первый согрешил и тем привнес зло в мир Божий. Но разве Бог не использует зло во благо, как бы оседлав его?
Возразят: одно дело направить зло, другое дело совершать. Одно – использовать ложь другое – лгать.
Ответим: Господь заповедал древним побивать грешников камнями и предавать другим лютым карам, а во дни Ноя истребил человечество лично. А разве смерть не проявление зла? Да. Но зло, когда творится ради зла, оно зло в собственном смысле. А зло во благо уже не зло, хотя по форме остается следствием зла и его выражением.
Неуёмен разум, спрашивают: лгал ли Христос и если не лгал, то не должны ли Ему подражать?
Не все полезно знать человеку и тогда как мудрый родитель дитя своему, Господь иное скрывает уклоняясь от ответа, а об ином, когда уклониться нельзя, говорит неправду. Так, на вопрос учеников о конце времён, Христос ответил: «О дне же том и часе ни кто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один» (Мф. 24:36). Между тем Сын имеет тоже ведение, что и Отец. Отрицать это значит отрицать равночестность Лиц в Троице. Посему блж. Феофилакт Болгарский и комментирует приведенный отрывок Евангелия: «Желая удержать учеников от любопытства о последнем дне и часе, Господь говорит, что ни ангелы, ни Сын не знают о сем. Если бы Он сказал: Я знаю, но не хочу открыть вам, – в таком случае Он опечалил бы их. А теперь, когда говорит, что ни ангелы, ни Я не знаю, — Он весьма мудро поступает и совершенно удерживает их от желания знать и докучать ему…».
Впрочем, даже если и не лгал, то возможно не оказывался в ситуации, когда следовало бы солгать, а если и оказывался, то не лгал, потому что для Него большим злом явилась бы ложь. Для нас же, в аналогичной ситуации, большим злом может статься сказать правду.
Миссия Христа превышает все прочее, чем Он пренебрег, дабы исполнить несоизмеримо более высокое. И как уже писал ранее: это Его миссия, особая. Не будем примерять на себя чужой крест.
Христос в 30 лет ушел из дома, дабы исполнить задуманное о человеке. Но это не означает, что каждый из нас, стремясь во всем подражать Христу буквально, должен, имея дома болящих родителей или малолетних детей, уйти проповедовать миру. У каждого свое призвание. И то, что для апостола – обязанность, для нас может стать тяжким грехом. Там, где Христос не солгал, наша правда или молчание может быть нам в осуждение.
Как бы то ни было, важно отметить, авторитетнейший толкователь Писания допускал ложь Христа при этом, нет сомнения, исповедовал непогрешимость воплощённого Бога-Слово. Следовательно, не считал ложь безусловным грехом не взирая на обстоятельства и силу намерения.
Так, невозможно и помыслить себе, чтобы солдат-освободитель согрешил бы тем, что дезинформировал врага о действительном местонахождении своего отряда, спасая товарищей от артиллерийского удара или направив врага по не верному следу давая возможность им выиграть время и уйти от преследования. Ужели неправдой той порадовал бы дьявола, а не Бога? Невозможно сказать, что солдат поступил здесь по наущению дьявольскому и вопреки заветам Христа. В то же время, если бы он, имея возможность спасти ложью, как единственно возможным средством, уклонился бы от лжи, то согрешил бы малодушием или каким другим грехом.
Так говорят: где правду сказать не возможно, то надлежит промолчать. Лукавство. Сокрытие правды не далеко отстоит от лжи. Часто спрашивающий о чём либо точно знает, что, тот другой, у которого он доискивается ответа, располагает необходимыми ему сведениями. И тогда молчание или уклончивый ответ, (который на конкретный вопрос не всегда возможен), станет однозначным  «да», или однозначным «нет». И как слово убивает, так и молчание может убить, повредить телесно и духовно.
А если молчание и не столь категорично и не даёт для вопрошающего однозначный ответ, то переживания от неведенья могут быть не менее трагичны. Пусть допытывающиеся правды узнают её в своё время, а сейчас и молчание и уклончивый ответ могут оказаться для них смертельным, не принесут блага не им не окружающим. Вот женщина обеспокоилась отсутствием мужа который погиб, но не сегодня – завтра она родит. И если не получит утешительной лжи то, не успокоится и волнением убьёт и себя и неродившееся дитя.  Вот старец потерял сына, но и сам он на операционном столе. Зачем же глупым молчанием или пространным ответом на вопрос о сыне волновать его душу? И ради чего? Ради соблюдения формы пренебречь любовью! Да, мы о Небесном Царствии взыскуем, но кто сказал, что смерть станет для него спасением? Нам не ведомо. А раз не ведомо, не надлежит ли соблюсти заповедь «не убивай». А кто убьёт не он ли лжец, ибо человекоубийца?
Обойтись без лжи возможно в большинстве случаев. Соглашусь с этим, но признаю ситуации, когда человек согрешает не только тем, что сказал правду, например, передал человеку неблагожелательные слова о нем другого и тем внес раздор между ними, но и тогда, когда уклонился от лжи и ничего не сказал, а если бы солгал, то принял бы единственно верное для христианина решение.
Вот два насильника преследуют девушку, которая скрылась от них. Спрашивают у случайного свидетеля: «куда побежала?». Защитить её он не в силах ибо слаб здоровьем, звать некого, а ни чего не сказать или ответить уклончиво, значит дать им шанс пойти по верному следу. Вот террористы держат в заложниках детей и требуют освободить подельника которого уже нет в живых. Чтобы протянуть время и подготовить группу захвата нужно обещать им невыполнимое. Сказать правду, ни чего не сказать или сказать нечто неопределённое – значит десяток-другой ребятишек будут в тот же момент расстреляны.   Пусть совесть читателя подскажет каковы ответы здесь будут греховными, а каковые нет.
Всякий грех есть ложь, даже если грешник глаголит правду, но не всякая ложь есть грех. Бог не прогневается, а только похвалит, если неправдой поругается бесовское лукавство. И если всякая ложь не по Богу, то не всякая неправда есть ложь.  Варсонофий Великий: «Один из святых сказал некоторым братиям, пришедшим к нему, о том, что, когда они были в пути, у  них пал осёл. Удивившись сему, они спросили: откуда он узнал о том? Он отвечал им:  демоны  сказали мне, – хотя сие было открыто ему от Бога; ответил же так для пользы их и потому не прогневал сим – Бога».
Бог есть Истина, а не правда. Истина – Любовь. Иногда сказать по любви, значит солгать во благо, следовательно поступить по Божьи. Или же так: не то назовём правдой, что есть объективное отражение реальности, а только то, что есть правда Божья. Правда – исполнение воли Господа. И если не всякая правда праведна, то отчего же всякую неправду будем считать неправедной? Дьявол когда говорит правду не творит Божье, но и в этом случае лжёт. А говорящий неправду не всегда говорит лукавое, то есть дьявольское.
Итак, проявив благоразумие, нам следует признать, что не форма сказанного, но помысел человека, дух сказанных слов должны быть для нас приоритетными, когда мы пытаемся дать моральную и духовную оценку тех или иных слов и поступков вообще. Это следует просто из существа новозаветного учения. Посему и правда, будучи по форме сродной Божьему, по духу может быть вражеской. Святые Отцы называли язык источником всех бед и часто эти языки, когда творили злое, то говорили правду.
При этом, конечно, мы не можем знать наперед, что будет для нас и наших ближних лучшим. Например, человек солгал, руководствуясь благими намерениями, оградил ближнего от скорби, но скорбь была бы для того человека хорошей проверкой на прочность. Но может быть и наоборот, что скорбь эта убила бы человека и отвратила его от Бога. Посему, не зная наперед, что есть благое, нам подобает следовать благим помыслам, а не слепым формам, а Бог, видя доброе в нас, а не формальное следование букве, которое, кстати, весьма устраивает тех, кто так желает пребывать в Ветхом Завете, и находит в том немалое удобство, устроит все как надо.
Дай Мне сердце твое, сыне…
И все же есть во лжи что-то не чистое. Верно, ибо ложь, по слову Господа, есть порождение дьявола, как отмечено выше, изобретение падшего духа. Ложь является следствием греха, обусловлена грехом, но не всегда сама бывает греховной. Мир падший – мир несовершенный, все в нем приняло поврежденный образ, и даже Сам Христос воплотился в поврежденном грехом теле, ибо был тленен, смертен и подвержен страданиям, но безгрешен.
Калека трудится трудом несовершенным, ибо не имеет члены свои в целости. Возможно также, что калекой он стал по греховному нерадению своему. Но сам труд его, пусть немощен и некрасив, не обязательно греховен. И если случится калеке оказать помощь брату своему, то помощь эта будет медленна, несовершенна, но не греховна.
В мире, который пал, мире, который болен, правда Божья оказалась в стане врага. Равно как советский разведчик, одетый в форму нацистов, не являлся предателем и не служил врагам, так и слово может быть вражеским по форме, то есть ложью, но Божьей по духу. По всеобщем воскресении скинутся защитные одежды, правда будет только правдой, а ложь только ложью.
Однако, пока не настал день всеобщего прозрения, само проведение Божье использует то, что стало следствием грехопадения, например, причиняет людям ужасную боль, не переставая быть любовью. По любви врачует хирург тяжело болящего, но любви этой сопутствует боль. А рассудив по форме «злодея» этого следовало бы предать суду. Сам Бог, не будучи творцом зла, так все устраивает по любви, что и бесы служат благим целям вопреки их злым устремлениям. Иуда предал Христа, но через это зло Христос осуществил изначально задуманное о людях. Христос не заставил, не подтолкнул Иуду к предательству, но зло, которое совершилось в силу греховности Иуды, употребил во благо. Или: человек попал под «горячую» руку хулигана и, будучи избит, оказался в больнице. Благодаря этому на утро он не попал под колеса автомобиля. Не Бог заставил хулигана избить этого бедолагу. Но Бог направил зло в такое русло, в котором злое обращается в доброе.
Сказано Господом древним: «глаз за глаз, зуб за зуб» (Исх. 21:24); а потом: «кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5:39). Где соврал? В обоих случаях сказал по истине, но, согласуясь с сознанием, в первом случае – древнего, а во втором – нового человека. Как видим, разное и даже противоположное по форме заповедал, но единое по духу, единое в любви к человеку.
Приведем еще слова Аввы Дорофея: «Иногда случается такое дело, что бывает крайность скрыть мало, и если кто не скроет мало, то дело приносит большое смущение и скорбь. Когда встретится такая крайность, и видит кто-либо себя в такой нужде, то может посему изменить слово для того, чтобы не вышло, как я сказал, большого смущения и скорби, или обиды. Но когда случится такая великая необходимость уклониться от слова правды, то и тогда человек не должен оставаться беспечальным, а каяться и плакать перед Богом и считать такой случай временем искушения. И на такое уклонение решаться не часто, а разве однажды из многих случаев» (Душеполезные поучения).
Авва не говорит здесь, что «изменить слово» – всегда грех, однако ложь искушает, и не каждый способен понести её без вреда для себя. Ложь всегда или почти всегда ранит. И исповедовать ложь надо не в том смысле, что дескать я, Господи, поступил неверно и в следующий раз обещаю из двух зол выбрать зло большее; но как бы исповедуя раны свои, вызванные немощью человека от совершенных действий.
Так, например, человек, видя, как избивают прохожего, вступается за него. Он поступает по-христиански, это не греховный, а правильный поступок. Но возмущением в душе заступник наносит себе рану.
Посему нам следует поступать так, чтобы как можно реже подвергать себя подобным искушениям и ранам. Однако тот, кто боится быть уязвленным ложью, будет еще больше уязвлен правдой или молчанием в тех случаях, когда ради пользы ближнего следовало бы солгать.
Святые Отцы призывали из двух зол выбирать меньшее, а из двух добродетелей – большее. Говоря о меньшем зле, не могли говорить о грехе, хотя и называли злом, ибо никто из святых не предлагал и не мог предлагать совершить греховное. Грех не может быть необходимостью, ибо грех всегда обусловлен выбором между праведным и неправедным. Если же нет выбора, но меньшее зло – единственно верное, то нет и греха.
Грех есть то, от чего должно отвращаться. Кающийся должен обещать не поступать по совершенному впредь, чего не может сделать тот, кто поступил единственно верным для христианина образом.
Причина, когда ложь становится необходимостью, всегда греховна, но лгущий не всегда связан и с этой причиной. Лгущим во благо может быть сторонний человек, который ложью примирил две противоборствующие стороны.
Сущность лжи – обман, лукавство, введение в заблуждение, и не суть важно, форме ответа ли или совета, действия или бездействия, молчания или многоглаголанья... Ну а коль всяк обман назовём грехом, то надлежит нам обличить героя Ивана Сусанина обманувшего отряд поляков, и всю воинскую науку как таковую сплошь построенную на обмане противника, а нередкой прямой дезинформации врага, назвать недостойным делом христианина. Но разве таково отношение Церкви к ратному подвигу? Обман всякая ловля на живца, например рыбная ловля или кусок сыра в мышеловке. И пугало в огород стало быть тоже ставить нельзя ибо обманываем птичек неразумных... А есть хоть и разумные, но утверждающие, что сказки детям – ложь, и мультфильмы – ложь, потому и те и другие недопустимы. Дескать искажают действительность и говорят о том, чего не было. Вероятно и притчи Христа лживы ибо сочинённы. А, что до действительности, то падший мир и без сказок искажён. А искажая искажённое можно стать ближе к изначальному.
Добавлю еще, что вопрос о допустимости лжи относится к той категории богословских вопросов, которая не без Промысла Божьего, очевидно, никогда не найдет единого понимания, ибо люди не только по-разному мыслят и имеют различный духовный опыт, но и по-разному употребляют то, с чем в итоге согласились и что приняли к руководству в духовной и мирской жизни. Любые длительные споры, как то о допустимости лжи или убийстве на войне в некоторой мере опасны и неразумны. Должен быть некий предел: вот до сих пор спорьте, изложите доводы... Если же нет согласия, – оставим, дальше дело Господа и личной совести каждого. Потому, что во-первых, долго и безуспешно спорящие утрачивают благодать Божью, включая правого, и таковой спор рождает не истину, а ожесточение. Во-вторых, один человек, усвоив истину о существе того или иного вопроса, поступит согласно ей разумно, другой, признав истину, неверно употребит ее. Она обернется для него хуже всякого искушения. Лучше такому не знать ее и жить как жил: вот сюда можно совать палец, вот сюда нельзя (точно по букве). Убедишь его, что возможны исключения: завтра же сломает себе палец.
Важно ещё раз отметить, что и тогда, когда намерение лгущего обращено на благо, сие не исключает греха, то есть лжи по существу, поскольку человек может заблуждаться и, делая, как думает, доброе, на самом деле приносит вред. Посему, не зная точно на что есть воля Божья, нам следует насколько возможно избегать говорить неправду.
 
 
 А. Миронов. 2010 г.
Дополнено и переработано в 2017 г.
 
читайте также по теме: Грех ли воевать?

 

 

 

 

 

 

 

Категория: Духовные записки | Просмотров: 1877 | Добавил: Vidi | Рейтинг: 4.0/1