Блог

Главная » 2012 » Февраль » 4 » Детские рисунки. Воспоминания. Продолжение
11:21
Детские рисунки. Воспоминания. Продолжение
 
Страница 1  2

 

 

Очень любил слушать песни В. Высоцкого и не мог не нарисовать:

 

 
Годом позже. 1989 г., 14 лет.
 
 
За некоторые работы брался слишком горячо и сгорал не окончив:
 
 
В 14 лет я впервые попробовал работать с маслом. Опыты в этой технике я начал еще в Рязани во время проведения летних каникул. Первая из них: морской пейзаж, основой для которого стала бумага. Затем писал на куске пластмассы, наконец, добрался до холста. Писать на холсте я готовился заблаговременно, несколько месяцев работая над эскизом к «Себастьяну», но ни чего не знал о том, что холст надлежит особым образом подготовить. Впрочем, и с самим холстом вышла заминка. В наличии не оказалось нужного размера, а переделывать подрамник – желания. «Выход» нашла бабка: сшила две простыни в одну холстину. Я с ужасом смотрел на здоровенный шов, но делать было нечего: натянул и приступил к работе прямо на дачном участке. Справа от меня колосилась ботва картошки, зрели огурцы и помидоры, прямо передо мной высился могучий Анис, к стволу которого я прислонил холст и в тени которого укрылся от солнца. Кажется у меня ни чего не вышло…
Наконец, я выяснил, что холст перед началом работы необходимо загрунтовать, и что грунт состоит из мела и клея. Каникулы заканчивались и я вернулся в родной поселок. С клеем проблем «не возникло». В моем понимании клей существовал только один: силикатный, он же канцелярский, он же (как впоследствии выяснил) жидкое стекло. А вот мела у меня не было. Несколько школьных перемен к ряду я крутился возле школьной доски с кусками мела размышляя на тему: допустима ли кража ради высокого искусства? Так и не придя ни к одному из возможных выводов сунул в карман пару кусков и пошел домой.
Дома меня ждало еще одно недоумение. Раздробив мел и смешав его со стремительно сохнущим клеем я втёр образовавшуюся массу в холстину, а лучше сказать вымазал ее ни кому не известным доселе составом и закончив работу стал пристально всматриваться в то, что получилось. Я не мог понять, как на этом пишут шедевры? Тем не менее, разрешив одну проблему я столкнулся с еще одной: у меня кончались краски. Осталось два тюбика с оттенками зеленого, два – с коричневой краской, на исходе белила, и тюбик с голубой, ни то с синей краской, поэтому две первые работы были ночными пейзажами, а когда кончилась и зеленая краска то моим последним произведением до следующих каникул стал натюрморт с коричневыми книгами на коричневом столе…
Это был курс «Молодого Паганини», - задача усложнялась по мере того как выходили из строя «струны» инструмента.
 
Вернувшись в Рязань, я пополнил запас масла. В последующий 1990 г. я хорошо запомнил работу над копией В.Л. Боровиковского «Портрет Е.А. Нарышкиной». О растворителях я тогда ни чего не знал, но мне пришла в голову мысль, что краску для удобства письма можно разбавлять бензином. В результате мне удалось значительно продвинуть свои результаты в передаче цветовых нюансов и изображении деталей. Работа была выполнена на одном дыхании, доволен был сам и родители, но вскоре я пришел к выводу, что чрезмерное разжиживание краски привело к потери эффекта масленой живописи. Получилось что то вроде акварели на холсте, кроме того бензин крал цветовую насыщенность красок как бы высушивая их. Тогда бензин я заменил лаком (у меня была двухлитровая банка масленого лака, к сожалению испорченного от хранения на морозе). Возможности лака я пробовал последующие несколько недель изматывая себя физически и психологически. В результате удалился от оригинала и совсем испортил работу. Работа над Боровиковским открыла счет картинам рождаемым в творческих муках. В последующем, болезненное переживание творческих неудач, вплоть до физического недомогания, стало для меня частым явлением.
 
В 1990 г. я закончил восьмилетку и отправился в Рязань. Впереди меня ждали вступительные экзамены в Рязанское художественное училище. Несколько наиболее удачных работ я взял с собой, они были необходимы при подаче документов.
Сохранилась одна из них, эта была копия с акварели Э.П. Гау
 
 
Экзамены я провалил, - получил «неуд» по рисунку. Сейчас сложно дать оценку той работе, помню лишь, что закончил ее я первым и, как мне казалось, она была лучшей. Впрочем, лучшим себя, предполагаю, считал не только я.
Все лето я посвятил масленой живописи, почти не выходил на улицу. Очень долго писал и переписывал «Аврору», затем был «Диоген». На Урал я не вернулся, остался жить в доме бабки с дедом по материнской линии. С нами жили еще моя тетка с мужем, двоюродные сестры и брат. Среднее образование продолжил в вечерней школе, работал дворником.
 
В период с 1990 по 1991 г. написал в общей сложности 10 работ маслом. К сожалению большая их часть не сохранилось. Особенно жалею, что утерян семейный портрет в интерьере, на котором были изображены дед, бабка, и кажется двоюродная сестра занятые бытовыми делами. Очень теплая работа во всех смыслах в круге, словно бы кто-то смотрит на происходящее через замочную скважину.
Впрочем, осталось несколько карандашных зарисовок деда:
 
  
 
Помимо занятий по живописи на дому, несколько месяцев я посещал изостудию на ул. Свердлова, - это была мастерская Рязанского художественного училища, где студенты упражнялись навыкам рисунки и акварели. Целенаправленно мной там ни кто не занимался, но я получил возможность работать с натурой, наблюдать за тем как работают другие и слушать советы, которые давал им преподаватель. Эти несколько месяцев дали мне некоторые азы профессиональной техники рисунка и живописи. Преподаватель хвалил меня и ставил в пример, не только за качество исполнения работ, но и за скорость написания, называя меня «самым скоростным человеком в студии». Еще он высказывал абсолютную уверенность в положительном результате предстоящих экзаменов. Теперь думаю, может быть я и поступил бы тогда, в свою очередную попытку стать студентом РХУ, но к несчастью, а может быть и к счастью, у меня закончились краски. Хороший был набор ленинградской акварели «Нева», он несколько лет служил мне «верой и правдой». Но кончился.
Пришло время штурмовать экзаменационную комиссию, а «вооружение» мое оставляло желать лучшего. За несколько дней до экзаменов набор оформительских красок нашла мне моя бабка, во время уборки дворовой помойки, - точно такие же, как те, что вручали мне на школьной линейке после победы в конкурсе детского рисунка. Что касается кисточки, то хорошей кисти у меня и раньше не было. Тогда в ходу были пластмассовые палочки, их использовали многие начинающие художники. Если поджечь её кончик и вовремя затушить, опустив в холодную воду, то образовывался пучок синтетического ворса. Подобная «кисточка» очень плохо держала воду, но видимо курсу «молодого Паганини» суждено было продлиться...
Кстати, в последствии, достаточно сносную кисть я изготовил самостоятельно. Родители прислали мне десяток беличьих хвостов, я вооружился литературой по изготовлению кистей для акварели, испортил почти весь материал, но в итоге изготовил-таки кисть, которая прослужила мне последующие несколько лет.
В 1991 г. при втором поступлении в РХУ я вновь получил «неуд», на этот раз уже по живописи. В том же году я подал документы в Рязанское строительное СПТУ №3. Училище готовило каменщиков, плотников, сварщиков, штукатуров, среди прочих специальностей – исполнителей художественно-оформительских работ (дизайн интерьеров). Не могу сказать, чтобы из нас готовили живописцев, но некоторые азы художественного ремесла мы получали. Практиковались в изготовлении лепнины, плакатов, имитации мозаики, витражей, работали в техниках бумажной пластики, изучали шрифты, проводились уроки рисунка и живописи.
Не забывал заниматься самостоятельно. Сохранилось несколько рисунков того периода.
 
Портрет матери:
 
 
Учебная акварель:
 
 
Автопортрет. 1992 г.
 
 
Портрет сестры. 1992 г.
 
 
Эскизы к дипломной работе. 1993 г.:
 
 
 
В декабре 1993 г. я был призван в ряды Вооруженных Сил. Сдавать экзамены за третий курс ПТУ мне пришлось досрочно. Начиналась новая веха… 
 
 
А. Миронов. 2012 г.
 
 
 
 
 
Произведения живописи, написанные преимущественно маслом, созданные в период с 1987 по 2004 г.
 
1887-1990 г:
Морской пейзаж. Бум. на холсте, масло, акв. (утеряно).
Копия работы Н. Никитина «Портрет Анны Петровны, дочери Петра I». Масло на пластике (утеряно).
На берегу моря. Х.,м. (частная коллекция).
Натюрморт с книгами. Х.,м. (утеряно).
Ночной пейзаж. Х.,м. (утеряно).
Лужайка. Х.м. (утеряно).
 
1990-1993 г.:
Аврора. Х.,м. (частная коллекция).
Диоген. Х.,м. (утеряно).
Семейный портрет. Масло на пластике (утеряно).
Копия с работы Доменекино «Евангелист Иоанн». М., дерево. (частная коллекция Р.Х. Байбулатовой).
Колхозный суд. Бум., гуашь. (была подарена Бурмантовской средней школе п. Хорпия).
Натюрморт с видом на луну. Х., доска(?) (утеряно).
Натюрморт с лампой. Х., м. 
Копия работы Караваджо «Юноша с лютней». Х., м.
Автопортрет. 1992 г. Х., м. (утеряно).
Автопортрет в зеленой рубахе. Х.м.
Натюрморт с жирафом. Картон, м.
Автопортрет на грунте. Х., м.
Автопортрет. Х.м.
Натюрморт с медведем. М., холст на доске.
Копия с работы В. Тропинина «Женщина в окне». М., холст на доске (частная коллекция).
Речка заросшая камышом. М., холст на доске. (коллекция Мефодиных).
Рябина. Х.,м.
Христос в пустыне. М., картон (эскиз к будущей картине).
Окраина вишневого сада. Х., м.
Мой сад осенью. Х.м.
Копия работы А. Куприна «Беасальская долина. Крым». Х.м. (частная коллекция Л. Котовой).
Копия работы А. Куприна «Беасальская долина. Крым». М., холст на доске. (экзаменационная работа ПТУ№31993 г.).
 
1995 – 1996 г.:
Автопортрет. М., картон.
Рязанский кремль осенью. Х.м. (частная коллекция И.Н. Картавцевой).
Портрет девочки. Х.м. (частная коллекция А. Трушиной).
Рязанский Кремль. Х.м. (частная коллекция З. Денискиной).
Рязанский Кремль. Х.м. (частная коллекция Е. Екашиной).
Рязанский Кремль. Х.м. (частная коллекция Т. Хлаповой).
Копия с работы А. Куинджи «Березовая роща» (частная коллекция Т. Бренчиковой).
Начало весны. М., холст на доске (частная коллекция В. Тупичкиной).
Начало весны. М., картон (частная коллекция И.В. Гусева).
Начало весны. М., картон.
Портрет актрисы. М., картон. (находилась в частной коллекции Т. Хлаповой, утеряна).
Свадебный портрет. М., холст на доске. (частная коллекция Т. Хлаповой).
Женский портрет. М., картон (?) (частная коллекция Макаровых).
Женский портрет. М., картон (частная коллекция Тупичкиных).
Женский портрет. М., картон (?) (заказчик В. Макаров).
Порет сестер. Б., акв. (частная коллекция Вежливой).
На родине Есенина. Х.,м. (частная коллекция Н.П. Сметанниковой).
Копия с работы Б. Валеджио «Песня сирены». Х.м. (частная коллекция И. Барсуковой).
Порет К. Бабкиной. Х.,м. (частная коллекция В. Бабкина).
Портрет Т. Тырновой. М., картон. (частная коллекция Т. Тырновой).
Портрет матери. М., картон.
Портрет сестры. Х.,м.
Портрет молодого человека. Х., картон. (частная коллекция).
 
1997 – 2004 г.:
Рязанский кремль. М., картон (подарен ИЦ УВД Рязанской области).
Сотрудники ГАИ на фоне Рязанского Кремля. М., картон (местонахождение не известно).
Пьяный король. М., картон. (частная коллекция С.П. Николаева).
Копия с работы А. Куинджи «Березовая роща» (частная коллекция Болховитина).
На родине Есенина. Х.,м. (частная коллекция А.С. Журавлева).
На родине Есенина. Х.,м. 1997 г. (предположительно в Лебедянском краеведческом музее Липецкой области).
Девушка и виноград. Б., акв. 1997 г.
Рязанский Кремль. М., фанера (находилась в полку ППСМ УВД Рязанской области).
Рязанский Кремль. Х., м. 1999 г. (подарена митрополиту Рязанскому и Касимовскому Симону).
Распятие (эскиз к картине «Спаситель»). Х.м.
Летний пейзаж. Х.м. 2000 г. (частная коллекция).
Портрет сестры. М., картон. 2000 г.
Татьяна. Б., акв. (частная коллекция Т.А. Ситайло).
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Категория: Разное | Просмотров: 3161 | Добавил: Vidi | Рейтинг: 0.0/0