Блог

Главная » 2010 » Март » 2 » Бессмертны ли души животных?
20:56
Бессмертны ли души животных?

Бессмертны ли души животных?

 

 

О себе мы говорим как о странниках и гостях этого мира, ибо наша душа, наша самосознание, наша воля пусть отчасти, но трансцендентна ему. Воля надтварна, надмирна, надприродна, и даже Бог не касается ее. Действительно, не может все человеческое поведение без остатка быть обусловлено уровнем кровяного давления, составом химических веществ в организме и производными от физиологии психическими состояниями. Последние, будь они полностью подчинены физиологии, также не наделяют человека личностной волей в цепочке причинно-следственных связей. Справедливо заметить, что никакие физиологические состояния и их самые сложные комбинации не могут определить каждое наше последующие действие или бездействие полностью. Нет в организме ничего такого, что повлияло бы на выбор человека вытянуть из пачки лотерейных билетов четырнадцатый, а не пятнадцатый сверху. Другими словами, всегда остается зазор для свободной воли человека. Это некая третья сила, то, что стоит над окружающим миром и собственной природой человека. Это сила извне. Отсутствие её значило бы отсутствие такой фундаментальной категории человеческого общежития, как например, виновность, а значит, и наказание делало бы в определенном смысле аморальным.
Данные свойства и позволяют нам говорить о некой автономности человека от мира и даже от… Бога. Соответственно, гибель мира не означает гибель человека. Мы не от мира сего. Вопрос в том, ощутим ли мы себя как дома, когда Бог будет всяческое во всем? Не станем ли чужими на отчем дворе?
А что животные? Можем ли мы говорить о трансцендентности миру души животного? Если да, то, во всяком случае, у нас есть повод не отрицать и возможное бессмертие животных.
Для начала давайте разберемся, чем обусловлено поведение, например, собаки? Есть ли у нее свободная воля?
Поведение животного может быть обусловлено разными причинами (побудительными силами). Например, собака надрессированная спасать, тянет из воды утопающего. Та же собака, надрессированная топить утопающих, будет их топить. Здесь нет психического отношения (нравственного выбора и оценки) собаки к тому, что она делает, соответственно, нет нравственной побудительной силы. Животное вполне рефлекторно исполняет то, что исполняет. Иногда собака проявляет такие качества, которые действительно кажутся инородными физиологии. Физически собака здорова, но в отсутствие хозяина тоскует. В чем дело? У животных есть душа, это она болит. Чем определяются душевные терзания собаки? И здесь, казалось бы, нет нравственных и тем более духовных переживаний, нет нравственного выбора, нет нравственной оценки, хотя нередки случаи, когда животные обнаруживают в своем поведении некоторые признаки, например, осознания вины. Но в жизни собаки был ее хозяин, который исчез. Организм (кости, кровь, сухожилия) никак не отреагировали на отсутствие хозяина, а вот психика собаки привыкла к тому, что рядом был тот, кто не только кормил, но и любил ее. Исчезновение привычного состояния души (а любовь всегда греет, вызывает привыкание и привязанность) вызвало дискомфорт у собаки.
Причем души животных имеют и некоторые индивидуальные признаки. Как и у людей, души собак по-разному повреждены злом. В представителях одной и той же породы могут быть более злобные или благодушные, приветливые, привязанные к хозяину или напротив. И дело не только в содержании тех или иных химических веществ в организме, определяющих поведение. Если одна собака не кусает случайного прохожего, а другая стремится растерзать его, то первая… нет, не руководствуется нормами морали. Просто благодушие – это норма. А свирепость определяется степенью поврежденности злом.
Как видим, и здесь мы не находим места свободной воле в поведении собаки. Казалось бы: нет ничего, что было бы в ней трансцендентно миру. И все же я не считаю, что поведение животных полностью определено инстинктами, привычками, эмоциями, содержанием тех или иных веществ в мозгу. Пример с выбором лотерейного билета из пачки – пример примитивной воли, именно такая, пусть примитивная, но воля вполне присуща и животным.
Рассмотрим схожую диспозицию еще раз.
Итак, следует заметить, что полностью зависимое поведение – это поведение автомата, робота. Так вот, все действия и бездействия робота полностью обусловлены программой, которая в него заложена, сбоями в программе по внешним или внутренним причинами, состоянием и качеством материала и тому подобным.
Но мир постоянно ставит объекты материального мира перед выбором: стоять в данной ситуации или идти, сесть или встать, из правой лужицы попить или из левой? Никакая программа, а также физиологические константы не могут вместить в себя все многообразие мира, чтобы реагировать на все его проявления. И, если то или иное действие не предусмотрено программой, робот не примет никаких действий.
Пример: перед собакой две лужи. Лужи одинаковые, обе равно удалены. Хочется пить: инстинкт заставляет ее подойти к лужам. Но какую выбрать? Обе лужи одинаково хороши. И самое главное: в организме собаки нет никаких факторов, которые бы определяли, из какой лужи ей пить. Никаких! Так вот робот «умер» бы от жажды. А собака, абсолютно не задумываясь, делает выбор. Она не руководствуется в этом выборе ничем. Абсолютно ничем. Так вот, способность действовать, не руководствуясь ничем, выявляет в животных принципиальную сущность жизни, живого существа. Это есть примитивная форма воли – свобода не руководствоваться ничем, подобно тому как мир был создан из ничего. И эта воля трансцендентна миру, она врывается в мир извне.
При этом в той мере, в которой поведение может быть обусловлено инстинктами, у животных оно регулируются инстинктами. У человека есть способность возобладать и над инстинктами. Да, животные такой способностью не обладают, и все же мы видим некую автономность миру животных, во всяком случае, высокоразвитых. Мир пал вместе со своим царем-человеком. Весьма разумно предположить, что и животные, пав не по своей вине, восстановятся для жизни, когда человек восстановит свое царское величие в Боге.
Животное не способно деятельно стремиться к Богу, ибо в нем нет религиозного таланта. Оно способно лишь чувствовать любовь и даже возвращаться в то первобытное состояние, когда видит в человеке прежнее величие. И тогда даже свирепые звери становятся ягнятами и лижут ноги своего царя, что мы нередко встречаем в житиях святых. Но, как с нас, чем меньше дано, тем меньше и спросится, так и животные весьма вероятно обретут вечное бытие лишь по непротивлению Богу, а противление Богу низшей твари и не представляется возможным, ибо кто противится Богу, тот имеет и возможность стремиться к Нему.
Еще одно. Не следует думать, что гибель мира означает его исчезновение. Материя грубеет, распадается, преображается. Но энергия, из которой соткана любая материя как плотская, так и тонкая (духовная), неуничтожима, но лишь принимает различные формы бытия. Без тела же только Бог, а всякая душа есть тело. И странным нахожу, чтобы Господь дал жизни бытие на время, а вечность подарил бы смерти.
Даже отступники Божьи, низвергнутые в вечный огонь, если и просить будут о смерти, не получат ее. Иной же грешник хуже животного, ибо зверь – по естеству своему зверь, а грешник сам уподобляет себя зверю.
Есть еще одно. Трудно представить, чтобы страдания живого существа попустил бы Бог напрасно и для него же самого. Иногда собака может быть инструментом милости Бога к человеку, что в свою очередь заставляет ее страдать. Я полагаю, что абсолютная Любовь не позволила бы собаке, спасшей человека из огня (пусть даже животное не имело нравственной оценки и мотивации к тому), уйти в небытие, проведя последние минуты или даже часы в тяжелых страданиях от смертельных ожогов. Трудно представить, чтобы Бог позволил бы исчезнуть навсегда собаке, несправедливо обиженной хозяином, когда та, радуясь, побежала к нему навстречу, а тот пнул ее сапогом. Посмотрите в глаза той собаки! Это живое существо, это живая душа, и это существо, созданное и любимое Богом. Господь воздаст любовью за любовь. И любовь, и преданность не будут напрасными не только для того, кто любим и имеет преданного друга, но и для того, кто любит и предан.
Те страдания бессмысленны, безблагодатны и аморальны, если уйдут в небытие, если не найдут награды и оправдание себе в вечности.
Впрочем, и того достаточно к нашим рассуждениям, что говорит святой апостол: «Ибо думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас. Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне» (Рим. 8:18-22).
 
А. Миронов. 2010 г.
 
 
 
Категория: Духовные записки | Просмотров: 2023 | Добавил: Vidi | Рейтинг: 0.0/0