Блог

Главная » 2019 » Июнь » 6 » Аргументы истинности христианства. Часть 1
08:58
Аргументы истинности христианства. Часть 1

Часть 1  2

Видеоверсия статьи

 
Ты исповедуешь ислам, буддизм, христианство..? Выстраиваешь свою жизнь в соответствии с теми или иными религиозными принципами и даже готов пожертвовать ею? Доверяешь пророкам и проповедникам настолько, что вверяешь им свою вечную участь? Насколько же высока цена ошибки?
От сюда закономерен вопрос: а почему ты свою религию считаешь верной? Мало ли кто во что верит? Ты мусульманин, иудей, христианин.., только потому, что родился в семье мусульманина, иудея, христианина… или потому, что располагаешь объективными аргументами истинности своей религии?
Особенно важно этот вопрос задавать тем, кто проповедует, а следовательно берёт ответственность на себя за судьбу других. Ещё более, если принуждает к вере даже до смерти, устраивает религиозные войны, теракты.
Тезис «вера в доказательствах не нуждается» справедлив для тех, кто уже нашёл доказательства, переступил порог искания веры и совершенно укрепился в ней. О таковых и даже куда более меньших сказал Господь: «если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: „перейди отсюда туда“, и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас» (Мф. 17:20). Даже своих апостолов Господь уверерял множественно и разнообразно, чудесами и откровениями, на воде и на суше, на горе Фавор и на горе Голгофе...
Аргументы истинности не нужны фанатикам. Они слепо следуют своим убеждениям и навязывают их другим по принципу: дважды два равно пять – потому, что я так считаю! Есть и другие категории «просто верующих» в хорошем и плохом смысле. Но, не углубляясь в рассуждения по сему вопросу, отметим главное:
Вера подобна любви.
Невозможно заставить любить. Можно делать вид, что любишь.
Потребность в любви (любить и быть любимым) вложена в человека по природе, хотя может быть утрачена или умалена по причине греховной жизни человека и его предков.
Потребность в любви влечёт человека искать предмет обожания.
Первая любовь самая яркая, запоминающаяся, многие склонны считать её первой и последней, настоящей и единственно верной.
Первое любовное чувство, как правило, эмоциональное. Человек любит как бы «на за что» и «не почему». Однако, почти сразу, подвигается исследовать «вторую половинку», узнать о ней больше, удостовериться в правильности выбора, если конечно человек намерен связать со своей избранницей или избранником все последующие годы. Влюблённый предпринимает какие то действия, чтобы понравится, угодить, готов даже на подвиг в ущерб собственным интересам. Если же это праздное увлечение, то любовникам достаточно одних удовольствий, их мало интересуют прежняя жизнь друг друга, мотивы тех или иных поступков. Попользовались, разбежались, затем вновь кого то нашли. Так, например, поступают люди, которые путешествуют по религиям развлечения ради. Здесь посидели, там погостили, глядишь и жизнь прошла. Едва ли это вообще можно сравнить с верой, скорей увлечением.
Любовное томление, от шаткой и трепетной чувственности может прийти к усталости, опустошению, разочарованию,  либо переросли в стойкую привязанность. И вот уже один без другого себя не мыслит.
Что можем сказать о христианской любви, а понимай и вере? «Любовь долготерпит, милосердствует.., не завидует.., не превозносится.., не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает.., всего надеется, все переносит.., никогда не перестает...» (1Кор. 13:4-8).
Если мы, априори, условимся, что Бог есть создатель мира, то должны признать, что Он не является его частью, следовательно, не может быть исследован строго научными методами. Глупо отрицать существование Бога категориями: не видел, не слышал... Но даже из того, что мы в принципе способны воспринимать (увидеть, услышать, взвесить, измерить…) – далеко не всё открыто. Правильней сказать почти ни чего, учитывая размеры Вселенной и доступные нам средства постижения.
Нельзя в книге найти автора, пожать ему руку, измерить артериальное давление… Но книга отражает мысли своего творца, и сам автор может что-то рассказать о себе.
Собственно, рассказ Бога о Самом себе и есть главный критерий истинности религии. В какой религии ярче прослеживается надмирный характер её происхождения – там истина. Ибо, как можно познать того, кто извне, покуда сам не отроется? А кому не открылся, тот не открыл Бога, а придумал Его. Один расскажет одно, другой нафантазирует иное, а истина где..?
Ещё, прежде чем перейдём к аргументам истинности, ответим кратко на вопрос, один ли Бог в разных религиях?
Бог один, но каждая религия тем и отличается друг от друга, что даёт разный образ Бога, существо которого, в свою очередь, не зависит от человеческих представлений о Нём. Бог такой, какой Он есть.
Эти представления могут быть верными, а могут быть не верными. Соответственно и религия может быть истинной или ложной, хотя некоторые крупицы правды не чужды и ложной вере. Например, в исламе и иудаизме отрицается многобожие, а Бог исповедуется создателем мира.
В ложной религии искажается не только образ Бога, но и, как следствие, – нормы жизни человека, цели и задачи стоящие перед ним, средства и способы их достижения и исполнения.
Человек который не относит себя ни ко одной религии, но утверждает, что верит в Бога, либо создаёт свою собственную религию, то есть рисует собственный образ, собственное представление о Нём, и в этом смысле ни чем не отличается от последователей иных ложных культов, кроме как выдающимся самомнением, что Бог из всего рода человеческого открылся только ему, либо... Как можно верить в то, о чём не имеешь ни какого представления? «Я верю в ясень!». И даже не знаю, что ясень это дерево. Во что я верю? Разве что в слово из пяти букв.
Кем мнят себя те и другие, отвергая двухтысячелетный опыт Церкви? Все заблуждались: Сергий Радонежский и Серафим Саровский, Антоний Великий и Иоанн Златоуст.., не очистили так душу и не увидели Бога так ясно и чисто, как те, кто просто верят... Догматы – долой. Посредники – не нужны. Обряды и таинства – вздор. Мария Египетская ходившая по воде как посуху, перед смертью просила причаститься... Сисой Великий молил ангелов дать ещё время на покаяние. Иные шли на смерть и гонения за догматически точное исповедание веры... Современным «духовным глыбам» церковные костыли не нужны... легко обходятся без них. Не потому ли, что сами создали тот мир, в котором тепло и уютно, а Бог такой, какой им нужен...
Всяк кто религиозен – верует, но не всяк кто верует религиозен. Религиозность есть деятельная вера, отличная от пассивного признания бытия Божия. Обрядовость же, следование церковным предписаниям и традициям не суть религиозность, но подобно тому, как человек имеет нужду в столе, стуле, ложке и прочих столовых принадлежностях для принятия пищи телесной, так обряды и каноны – в помощь нам для принятия пищи духовной и даже совершенные не чурались их и всячески славословили.
Нельзя о человеке судить лишь по его одежде, но нельзя сказать, что одежда не нужна человеку. Так внешнее в Церкви, не есть сама Церковь, но неотъемлемая часть её жизни.
Отвергая посредничество между Богом и человеком, отвергая священство, таинства, посты и само принуждение себя жить по заповедям Божьим, твердящий «Бог у меня в душе» подобен больному, который не принимает помощь врача, но так ли поступает в реальной жизни когда недужен телом и говорит ли: «мне не нужны посредники, пусть Бог излечит меня»?
Протоиерей  Дмитрий Смирнов: «Всем, кто верует в душе, я всегда предлагаю такое упражнение: есть в душе, пить в душе, жениться в душе. Понравилась девушка, на ней в душе женился – и всё. А ещё можно в душе за зарплатой ходить в кассу… Вера в душе – это вообще отсутствие веры».
Абсурдными кажутся и те идеи пытающиеся соединить все религии мира, иногда под всё тем же благовидным предлогом «Бог – один». Но невозможно соединить взаимоисключающие вещи… Нельзя одновременно признавать Христа Богом и отрицать Его божественную сущность. Значит, кому то в этой новой мировой религии придётся потесниться. Создатели её не так глупы, они целенаправленно пытаются вытравить Христа из нашей жизни, и понятно с какой целью: приуготовить пришествие антихриста.
Однако, продолжим.
За основу возьмём классификацию аргументов, предложенную профессором Московской духовной академии А.И. Осиповым.
Далее под христианством я буду понимать исключительно православие. Почему? Отдельная тема для беседы.
 
Исторические аргументы.
Первое, на что следует обратить внимание, это историчность основателя христианства – Иисуса Христа. Ибо, если не было Христа, как реальной личности, то и все дальнейшие рассуждения бессмысленны.
Исторических источников о Христе, учитывая отдалённость Его земного служения во времени, беспрецедентно много. Во всяком случае, достаточно для того, чтобы назвать категоричное отрицание существования Христа антинаучным.
И здесь, в качестве сравнения, уместно будет привести такого известного  персонажа древнегреческой истории как Сократ. Наверное, мало кто сомневается в его историчности, а между тем, всё, что известно о нём, мы знаем из сочинений двух его учеников Платона и Ксенофонта, которые к тому же по ряду вопросов  пишут о нём принципиально противоположные вещи, и совсем немного от Аристотеля.
Достаточно подробно о Христе повествуют четыре канонических Евангелия, авторство которых древняя традиция связывает с Матфеем и Иоанном – апостолами, являвшимися очевидцами описываемых событий, и учениками учеников – Лукой и Марком. Некоторые сведения дошли так же до нас из других книг Нового Завета.
Сразу оговоримся, что сравнивать книги Нового Завета с мифами ещё более глупо, чем отрицать историчность Христа. Мифы не привязаны к реальному времени. События же Нового Завета и Евангелий в частности, вписаны в исторически достоверную хронологию. Авторы книг Нового Завета, не ставя перед собой цель доказать историчность Христа, удивительно точно передали многие исторические события того времени, детали быта, традиций, некоторые из которых нашли своё подтверждение и осмысление спустя века с учётом развития исторической науки, археологии и других отраслей знаний.
С удивительной правдопобностью, упомянуты детали, которые сами по себе не имеют ни вероучительной, ни сюжетной подоплёки и казалось бы могли быть опущены. В качестве примера, рассмотрим обстоятельства смерти Христа: «один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода» (Ин. 19:34). Какая вода? Зачем вода? Что за выдумки? Евангелист просто фиксировал факт, а уже современные учённые дают этому объяснение. Вероятнее всего Господь шествуя на Голгофу, по общепринятой практике того времени, нёс на Себе не весь крест, а одну перекладину к которой был привязан. При этом он неоднократно падал и вероятнее всего на грудь. Такие падения не могли не вызвать травмы груди. И тогда в  плевральной области может скопится до 2 литров крови, которая после смерти человека разделяется на клеточную часть и сукровицу, то есть воду.
Существующие в Евангелиях непринципиальные расхождения в текстах, лишь подтверждают достоверность описываемых событий. Так, например, если группа людей совершила противоправные действия, то пытаясь ввести в заблуждение следователей, рассказы их будут выверенными, чёткими, согласованными, а запуганные свидетели начнут пересказывать одну и туже картинку произошедшего, избегая деталей и возможных разночтений. В тоже время, искренний рассказ очевидцев, всегда будет отличаться друг от друга.
Стилистический анализ текстов четвероевангелия убедительно показывает, что они были написаны разными людьми. Авторы по-разному и явно не зависимо один от другого описывают одни и те же события дополняя их, но не входя в противоречия. При том, что во те времена существовало множество других повествований о Христе (апокрифов). Невозможно было основываясь на общем массиве противоречивой информации и не согласуя тексты создать четыре повествования не противореча один другому, не только хронологически, событийно, но, что особенно удивительно, по духу. Евангелия от Матфея, Марка, Луки и Иоанна богословски не противоречивы. И это в условиях когда Церковь уже была раздираема ересями, не было единого Символа Веры, не говоря уже о том многообразии святоотеческой литературы которая раскрывает сложные грани христианского богословия.
Канонические Евангелия не пытаются понравиться читателю, повествуют даже несколько сухо, просто излагая суть происходящего. Сочинитель же обязательно привнесёт в своё произведение больше художественности, чувственности, эмоциональности, свою субъективную систему ценностей и взглядов.
Пытаясь искусственно создать новую религию, авторы избегали бы того, что было бы высмеяно современниками, не понято, категорически отвергнуто. Мы не прочли бы как распятый Бог изрекает со креста: «Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мф. 27:46), и совершенная Любовь не глаголила бы истину: «не мир пришел Я принести, но меч» (Мф. 10:34) и «если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Лк. 14:26). И это в обществе, где уважение к родителям возведено в культ! И много чего другого мы не нашли бы на страницах Писания, казалось бы не логичного и на первый взгляд противоречивого и разрушительного для самой же религии.
Сколько ересей, разночтений и прочих проблем можно было бы избежать Церкви, если бы Она создала бы выверенное, понятное и однозначное повествование о Христе. Но сие было бы в ущерб Истине.
Истина же такова, какова она есть, и не обязана быть всем понятой и всеми принятой. Более того, имея божественное происхождение, она не может быть таковой, в отличии от человеческих мудрований, приспособленных под сложившиеся в обществе стереотипы и традиции, человеческие похоти и желания. Истина не потакает человеку, но указует, научает, раскрывает человеку тайны Божьи, его предназначение и способы достижения цели. Аналогичным образом объективные законы мироздания: физики, химии, биологии таковы, каковы они есть. Они не приспосабливаются под наше бытие, существуют объективно, и ни кто не скажет: тот или иной закон ложен, потому что не понятен или не удобен.
Если же религия пытается подстроится под земное и тленное – верный признак того, что истины в ней нет. Такая религия родилась в умах земных и тленных, она не имеет божественного происхождения.
Когда же появились Евангелия? Согласимся, что чем ближе они были созданы ко времени описываемых событий, тем достоверней.
Не вызывает в учёном мире сомнений, что христианство, а следовательно и устные сказания о Христе появились уже в 1 веке н.э. Не вдаваясь в детальный разбор истории создания каждого Евангелия, достаточно сказать, что самый ранний дошедший до нашего времени фрагмент папируса содержащий отрывок Евангелия от Иоанна датируется учёными первой третью 2 века. Учитывая, что любимый ученик Христа прожил длинную жизнь и умер на рубеже веков, данный артефакт – почти автограф. Сообщалось об обнаружении погребальной маски датируемой до 90 года н.э., содержащей отрывок Евангелия от Марка.  Другие древнейшие рукописи – 2 – 3 века. Полный текст Нового Завета – 4 век (Синайский кодекс). Все четыре евангелия указываются в трудах свт. Иринея Лионского (2 век).
Для примера, наиболее древние найденные фрагменты сочинений упомянутого выше Платона датируются 3 веком (то есть более чем через 500 лет после смерти автора), а полные  – 10 веком. Это как если бы самые древние из обнаруженных полные тексты Евангелия были бы созданы в 13-14 веках.
Существует большое количество и так называемых апокрифов, произведений о священной истории, которые Церковь, руководствуясь в том числе описанными выше критериями, признала не достоверными, но которые так же не исключены из научного оборота.
Иногда можно услышать рассуждения, что книги Писания не следует брать в расчёт и оценивать как исторические источники, потому как написаны самими христианами, то есть заинтересованными лицами. На сие хотелось бы задаться вопросом: а как скептики представляют себе источники, авторы которых не верят в то, что пишут? То есть: я свидетельствую, что там и тогда то жил такой то человек, но сам я в это не верю..?
Впрочем, существуют свидетельства и не христиан, упоминавших Христа как реальную личность.
Иудейский историк Флавий (1 век) в своём труде «Иудейские древности» пишет: «собрал синедрион и представил ему Иакова, брата Иисуса, именуемого Христом, равно как нескольких других лиц, обвинил их в нарушении законов и приговорил к побитию камнями».
Ещё более подробно Флавий пишет о Христе в другом сочинении, известном как «Свидетельство Флавия». Учитывая некоторые сомнения исследователей в аутентичности текста приводимому в частности римским историком, епископом Евсевием Кесарийским в «Церковной истории» (4 век), настолько он, как кажется многим, христианизирован поздними переписчиками, приведём другой вариант, а именно цитату из Иосифа Флавия арабского историка Агапия Иерапольского (10 век): «В это время был мудрый человек по имени Иисус. Его образ жизни был похвальным, и он славился своей добродетелью; и многие люди из числа иудеев и других народов стали его учениками. Пилат осудил его на распятие и смерть; однако те, которые стали его учениками, не отреклись от своего ученичества. Они рассказывали, будто он явился им на третий день после своего распятия и был живым. В соответствии с этим он-де и был Мессия, о котором пророки предвещали чудеса».
Христа упоминают римские историки Тацит, Гай Светоний Транквилл, римский правитель Плиний Младший (все они жили на рубеже 1-2 веков).
Как же складывалась история христианства с первых веков своего появления? Чем была отмечена? Христиан очень скоро объявили вне закона. Но удивительным образом это не помешало новой вере покорять день за днём всё новые народы. Не силой завоеваний, не угрозой смерти, поражением в правах, как это делали мусульмане, напротив, христиан убивали за отказ отречься от Христа.
Ёмко и точно выразился по этому поводу проф. А.И. Осипов: «Факт широкого распространения христианства и покорения им всей Римской империи в условиях непрерывной смертельной угрозы каждому исповедующему Христа, приведшей к мученической кончине миллионов Его последователей, поражает каждого изучающего историю христианства. Единственно удовлетворительным объяснением этого беспрецедентного в истории религиозных движений факта можно признать лишь многочисленные сообщения писателей того времени о поразительных, сверхъестественных дарах исцеления, чудотворения, пророчества, знания иностранных языков, воскрешения мертвых, о великой радости, препобеждающей все страхи и саму смерть, о необычайных духовных и нравственных изменениях, происходивших с принимающими христианство, – сообщения, в которых прямо говорится, что все это совершалось учениками Христа благодаря действию в них благодати Божией. Такого не знала ни одна религия».
То есть, сам по себе факт существования христианства в наши дни, то обстоятельство, что оно выжило в условиях чудовищных гонений убедительно доказывает, что сверхъестественные явления, сопровождавшие жизнь первых христиан, являются не вымыслом. Иначе как ещё объяснить, что люди, на протяжении нескольких веков видевшие как уничтожают и предают лютым истязаньям их братьев по вере, не только не отрекались от Христа, но количество христиан только умножалось? Какой, простите, за грубость, идиот, будучи язычником, видя как на арене христиан отдают львам, сдирают с них живых кожу, распинают, сжигают, режут на куски... вдруг, объявит себя христианином и последует примеру мучеников?  Ответ только один: помимо пыток и убийств они видели что то ещё, и не только видели со стороны, но на собственном опыте убеждались в истинности того, ради чего шли на смерть, отрекались от всего земного, карьеры, достатка, благополучия...
Кто то скажет, и в других религиях многие пострадали за свою веру до смерти.
Не было за всю историю человечества таких гонений, столь массовых и жестоких как на христиан, и не в одной другой религии нет столько свидетельств о чудодейственной силе веры.
Почему подобных явлений мы не наблюдаем ныне? Основная причина: массовые чудеса резко прекратились со времени окончания массовых гонений на христиан при Константине Великом. Христианство выжило, это было главное, а дальше Господу было угодно, чтобы люди приходили к Нему не под влиянием исцелений и воскрешений, а ведя подвижническую жизнь. На смену мученикам пришли бескровные мученики, зародилось монашество как авангард христианства. Господь вёл народ свой угодным Ему путём. Первое любовное чувство прошло, предстоял многотрудный опыт Церкви в брачном союзе с Небесным Женихом, с чередой духовных побед, катастроф, восхождений и падений. Будут и новые волны гонений на христиан, не прекращающиеся по ныне, и даже более массовые. Сейчас, по статистике, каждые пять минут в мире убивают одного христианина, только за то, что он христианин. Однако мы уже не имеем дело с той смертельной опасностью для Церкви которая существовала в первые века Её истории.
 
 
 
 
 
 
 
Категория: Сомнительные вопросы | Просмотров: 23 | Добавил: Vidi | Рейтинг: 0.0/0