Блог

Главная » 2023 » Январь » 29 » Спасаемся ли добрыми делами?
10:12
Спасаемся ли добрыми делами?

 
Спасает Господь. И Бог не лицеприятен, всех желает спасти. Но не всех может. И не тех спасает, кто более творил добра нежили зла, а тех, кто позволяет Богу спасти себя. От чего это зависит? От духовного состояния человека.
В этом смысле добрые дела сами по себе не спасают. Совсем… Но, поелику Бог есть Добро, творя доброе, а значит богоугодное, человек уподобляется Творцу и привлекает благодать Божью которая тем или иным образом способствует его спасению: испытывает, очищает, раскрывает глаза, создаёт такие обстоятельства в жизни человека которые сподвигают его обратиться ко Христу.
Добро, творимое человеком, служит индикатором его доброго расположения. Но даже если добрые дела — внешние и человек не имеет внутреннего расположения к ним, то и здесь «вода камень точит».
Внешнее деланье можно сравнить с одеждой. Одна дисциплинирует, способствует сдержанному, достойному поведению (строгий костюм, военная форма, монашеская мантия). Иная — расхолаживает, а через это меняется и настрой души. Ношение той или иной одежды становится привычным и форма сообщается содержанию. А бывает и так, что слишком откровенный наряд соблазнительницы не только развратит её саму, но спровоцирует насилие. Так грешники становятся жертвой не только собственных пороков, ибо грех есть ничто иное как рана, наносимая самому себе, но и бесов.
Всё же одежда человека не есть человек. Господь нас встретит не по одёжке, Он не будет считать сколько мы сделали добра, а сколько зла. Но скажет: «дай Мне сердце твоё, сыне!» (Прит. 23:26) и рассмотрит, что приобрели.
Что же человек может приобрести, за что получит воздаяние?
Преподобный Исаак Сирин: «Воздаяние бывает не добродетели, и не труду ради нее, но рождающемуся от них смирению. И если смирения не возникает в человеке, то напрасны все труды и все добродетели».
Творя добро, человек поступает правильно, но если добродетели его не будут уравновешены смирением, то они не только не принесут пользы, но принесут вред.
Игумен Никон (Воробьёв): «Вспоминаю, насколько внутренне непонятен был мне пример, приведенный как-то отцом Павлом Флоренским на лекции. Духовное устроение человека, говорил он, подобно столбу, который держится за счет веревок, привязанных к нему с противоположных сторон. Представьте себе теперь, что веревки с одной стороны убрали, что стало бы со столбом? – Он упал бы на другую сторону. Так и происходит с человеком: если он перестает видеть и чувствовать свои грехи и страсти (левые веревки), то падает в сторону "добродетелей", то есть в самомнение, гордость, прелесть и таким образом добродетели, то есть внешние дела: пост, чтение молитв, посещение богослужений, уставность жизни, девственность, монашество и т. д., – погубят человека, столб его спасения упадет. Также погибнет человек, если он будет проводить жизнь и в одних страстях, без покаяния и доброделания (то есть без поддержки веревок с правой стороны). Человеку, следовательно, необходимо в духовной жизни и всемерное понуждение себя к добру, и познание своей падшей природы, постоянно источающий грех, который смиряет человека и не дает возможности добродетелям становиться средством его гибели. То есть, чтобы столб стоял, необходимы веревки с обеих сторон».
При трезвом подходе в исполнении заповедей Божьих человек начинает смиряться: осознавать свою немощь и неспособность без Бога справиться со своими страстьми, которые в свою очередь начинают раскрываться перед ним со всё большей силой. Прп. Симеон Новый Богослов: «Лишь «тщательное исполнение заповедей Христовых научает человека его немощи».
Что есть смирение?
Смиренный осознаёт себя кометой: летит в пространстве кусок льда и нет в нём ним ни какого вида, ни формы и лишь приближаясь к солнцу начинает отражать свет и чем ближе к источнику света тем ярче светится и даже образует хвост, подобно тому как подвижники оставляют после себя длинных «хвост» духовных плодов и последователей.Нет добра Божьего и какого либо ещё. Нет добра человеческого. Когда мы творим добро, то творим не своё, а Божье. Человек может быть лишь носителем этого добра либо его гонителем. Вот так думает о своих добродетелях смиренный человек.
Не хочешь соблазняться добрыми делами и приписывать их себе? В народе говорят: «от добра — добра не ищут» и «делай добро и бросай его в воду». То есть предавай забвению, вменяй ни во что. А Господь сказал так: «Кто из вас, имея раба пашущего или пасущего, по возвращении его с поля, скажет ему: пойди скорее, садись за стол? Напротив, не скажет ли ему: приготовь мне поужинать и, подпоясавшись, служи мне, пока буду есть и пить, и потом ешь и пей сам? Станет ли он благодарить раба сего за то, что он исполнил приказание? Не думаю. Так и вы, когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать» (Лк. 17:7-10).
Смиренный всецело доверился промыслу Божьему, он по особенному сносит всё происходящее с ним. Как это?
Смирение нельзя путать с терпением. Говоря: стерпел, обычно имеем в виду, что некоторое внутренне возмущение случилось с человеком, но он не дал ему внешнее проявиться. Смиренный ни то, чтобы относится ко всему безразлично, такое «смирение» практикуют йоги, оно безблагодатно. Смиренный, вероятно, испытывает чувство благодарности. И злому и доброму случающемуся с ним он вторит Златоусту: слава Богу за всё!
Смирение это единственное, что необходимо для спасения и единственное, чем Бог может спасти нас. Хороший, но не смирившийся не может спастись.
Смертельно больной раком может быть очень положительным: тихим, честным, добрым, мужественным, любить Родину… Но до тех пор пока не осознает, что стоит на пороге смерти и не способен справиться с болезнью собственными силами, пока не придёт к врачу и не довериться ему врач бессилен. К врачу приходят с недугами, а не заслугами. И какие бы болезни не принёс врачу есть надежда на исцеление.
В каких добродетелях успел подвизаться правый разбойник на кресте? Какие истребил страсти? Всё, что успел – это смириться: «достойное по делам нашим приняли» (Лк. 23:41) вот формула смирения. И Господь спас его.
Что значит спастись или не спастись?
Не юридически следует думать: оправдан – не оправдан, виновен – не виновен, больше зла совершил или больше добра? Осуждён – в тюрьму, не осуждён – в санаторий…
Рай и ад не подобны помещениям водя по которым душа либо блаженствует либо страдает. Не место пребывания радует или мучает её.
Душа человека отрываясь от плоти живёт только духовным. Смиренная находит упокоение в Боге: «научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Мф. 11:29). И не в Ком и ни чём другом блаженного покоя за гробом найти нельзя. А на знающая смирения душа не знает источника радости и покоя. Она остаётся одна со своими страстями, привязанностями к земному и те мучают её ибо не могут удовлетвориться, ибо не приучена она к духовной жизни и страдания те усиливают демоны во власть которых попадает, отвергнув помощь Христа.
Человек плоти не чувствует своего пагубного состояния поскольку находит радость во грехе. Как хорёк, лижущий лезвие, он истекает кровью думая, что пьёт не свою. Подобно тому как алкоголик ежедневно потребляет спирт и «правит» своё здоровье, так грешнику кажется, что с ним всё в порядке. Но вот алкоголь закончился и начинается мука. За гробом нельзя «опохмелиться».
А что происходит со страстями спасённых? Ведь достигших бесстрастия, равно как и совершенного смирения, в истории Церкви можно по пальцам сосчитать.
Что касается смирения, то думаю так: насколько смиришься настолько и упокоишься «В доме Отца Моего обителей много» (Ин. 14:2) и «Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разнится в славе» (1Кор. 15:41). А ещё приведу такой пример:Вот женщина проводит жизнь в разврате, меж тем сохранила желание создать семью. Наконец, встретила мужчину, которого искала, влюбилась. Через год-другой, может даже завтра прежние чувства притупятся, она заметит в нём недостатки, разочаруется… Но здесь и сейчас никого на свете для неё более не существует. Возлюбленный вытеснил из её жизни всех остальных. Она не избавилась от своих пагубных пристрастий, но они как бы обездвижились и  более не занимают её ум и сердце.
Так, душа человека, не будучи совершенно очищенной от страстей, но ищущая Небесного Жениха, не чужда спасения. А познав Господа, в Нём нельзя разочароваться, ибо нет в Нём недостатков, нет и времени за гробом, но есть вечность: в чём застанет Господь, в том душа и прибудет да самого Воскресения. «Скучает душа моя о Господе, и слезно ищу Его. Как мне Тебя не искать? Ты прежде взыскал меня, и дал мне насладиться Духом Твоим Святым, и душа моя возлюбила Тебя...» (прп. Силуан Афонский).
Спасётся не осуждающий. Но возможно ли не осуждать тому, кто не познал себя, кто не смирился?
У каждого подвижника есть своё «жало в плоть». А когда страсти более не возмущают душу, Господь попускает бесам смирять человека: «не было бы бесов – не было бы святых» и «не искушён значит, не искусен».
Не бороться со страстями значит полностью поработиться ими. Но при этом, страсти помогают нам не возноситься, а смиряться. И не столь важно искоренение страстей, сколь деятельная решимость бороться с ними,  познание себя в этой брани.
 
А.Н. Миронов. 2023 г.
 

 

Категория: Сомнительные вопросы | Просмотров: 37 | Добавил: Vidi | Рейтинг: 0.0/0