Блог

Главная » 2018 » Октябрь » 21 » О Константинопольском патриархате
21:22
О Константинопольском патриархате
 
Если от дерева отломить сук, то последний не умрёт сразу, но ещё какое-то время сохранит признаки жизни.
Если правитель той или иной области государства вдруг выделит свои владения в суверенное образование или присоединит к другому государству, таковой правитель по праву может считаться смутьяном и предателем. Но жители отчуждённых территорий не в одночасье разорвут связи с исторической родиной. Многие продолжат считать себя гражданами некогда единой страны. Однако из поколения в поколение эта связь будет утрачиваться, пока не появятся те, которые окончательно переродятся в инородцев.
Константинополь, а верней сказать, Стамбул, ещё у́же – Фанар, то есть все, кто причастен к попытке внести смуту во Единую, Святую, Вселенскую и Апостольскую Церковь во главе с Варфоломеем, не имеют больше полного единения со святой Церковью, встали на путь, проторённый некогда Римом, стремятся всецело отпасть от православия и увлечь за собой Константинопольскую Церковь. Что даёт право утверждать это?
В октябре 2018 года Варфоломей с членами Константинопольского Синода «восстановили» в епископском и священническом сане раскольников, не погнушавшись одновременно признать их схизматиками, и ранее признавая раскол. Тем самым, Константинополь, действуя осознанно, не уврачевал раскол, а легализовал его, приведя в лоно Церкви людей внешних, без покаяния в их душепагубных делах и воззрениях. Таковые иерархи могут ли считаться членами Церкви?
Оправдав законно преданного анафеме, они встали рядом с анафематствованым. Не себя ли отлучили от Тела Христова? Придавая раскольникам вид Церкви Божьей, соблазняют некрепких в вере примкнуть к богомерзкому сборищу, таким образом, усугубляя раскол и становясь его организаторами.
Председатель ОВЦС МП митрополит Илларион: «Сложное положение у наших соотечественников на территории Турции и на относящихся к ведению Константинополя Родосе, Крите и других греческих островах Додеканеса в Эгейском море. После того, как Константинопольский патриархат солидаризировался с раскольниками и тем самым сам оказался в расколе, они остались без пастырского окормления». Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл: «Константинопольский патриархат отождествил себя с раскольниками. Неканонически, нарушая все правила, он вторгся в нашу юрисдикцию, простил раскольников. Значит, отождествив себя с раскольниками, он сам стал раскольником».
Итак, Константинопольский патриархат впал в раскол. Какова же тяжесть содеянного, оставляет ли она место благодати?
Свмч. Киприан Карфагенский: «Помните, что основатели и руководители раскола, нарушая единство Церкви, противодействуют Христу, и не только второй раз Его распинают, но раздирают Тело Христово, а это такой тяжкий грех, что кровь мученическая не может загладить его».
Из сего видно: что едва ли Дух Святой будет обитать в тех, кого погнушаться должны пьяницы, убийцы и лихоимцы. А поелику личный грех константинопольских иерархов выражен в синодальном решении, он не просто личный грех, но налагает печать на всю поместную Церковь, особенно на  виновников  нестроения и лишает их священнической и епископской благодати.
Наконец, давно уже обуреваемый грехом гордыни и, памятуя о былом величии, Константинополь вынашивает идею так называемого восточного папизма, некой исключительности своей Церкви, балансируя на грани канонических нарушений с ересью. Константинополь претендует не на символическое право чести, а подлинно вселенское значение для других поместных Церквей, становящихся как бы его частями. Словно Константинополь и есть источник вселенской благодати  и единственный верховный источник власти. Такая позиция позволяет Константинопольскому патриархату оправдывать вмешательства в дела других поместных Церквей, пытаться подчинить себе православных эмигрантов всего мира и пр.
За свою многовековую историю Константинополь впадал в ересь, масонство, подписывал унию, поддерживал раскольников-обновленцев, совершал другие канонические преступления, руководствуясь меркантильными и властолюбивыми целями. Он давно потерял былые территории и право пользоваться авторитетом первенствующего по чести, а Константинопольский патриарх – считаться духовным лидером православия.
Канон – не догмат, однако, исключения из канонических правил допустимы лишь в силу особых сложившихся обстоятельств и в интересах самой Церкви, её сохранения, согласия и с последующим разрешением спорных вопросов в каноническом поле. В октябре 2018 года Константинополь переуступил черту. Отменив решение своего предшественника Дионисия IV о передаче Киевской митрополии Московской патриархату в 1868 году, Варфоломей с членами Синода не только попрал каноническое правило о недопустимости вмешательства в дела другой поместной Церкви, но сделал это без какой бы то ни было необходимости, более того, вопреки желанию самой Украинской Православной Церкви МП и в условиях, когда подобное решение чревато пролитием крови, захватом раскольниками храмов и монастырей, великим нестроением всего православного мира.
Отсюда видно, что мотивом этого решения, служит исключительно желание власти, наживы и обслуживание интересов заокеанских кукловодов, под влияние которых, без сомнения, давно попал Константинопольский патриарх. Таким образом, Константинополь окончательно встал на путь целенаправленного разрушения православной Церкви, как главного препятствия на пути западной гегемонии. О наличии какой церковной благодати здесь можно рассуждать?
Впрочем, общецерковный суд с закономерным определением о низложении супостата, и иже с ним (если не покаются), был бы желателен, чтобы поставить точку в этом вопросе и канонически подтвердить уже свершившийся факт: раскольники благодати не имут и таинства их ничтожны.
Но, если с верхушкой Константинопольского патриархата, все представляется весьма очевидным, не так однозначен вопрос о том, остаётся ли Константинопольская Церковь Церковью? Действительны ли таинства в ней, совершаемые священнослужителями, не принимавшими непосредственного участия в расколе?
Не зависимо от наличия или отсутствия в храмах Константинопольского патриархата благодати, не получат её те члены Русской Православной Церкви, которые нарушат запрет священноначалия участвовать в таинствах, совершаемых константинопольскими клириками, ибо таковые согрешат своеволием. Что же касается простых членов Константинопольской Церкви, рядовых священников, мирян, афонских монахов – они остаются нашими братьями во Христе. Поставляемые во пресвитеры до того, как их епископы учинили раскол, сохраняют право священнодействовать и таинства их не безблагодатны.
Однако, если сложившаяся ситуация не получит осуждения с их стороны, если высшее церковное начальство не изменит выбранный курс – постепенно духовная жизнь членов Константинопольской Церкви будет искажаться, а вместе с тем и Дух Святой покидать их. Константинополь перестанет быть Церковью, как некогда – Рим.   
 
 
А.Н. Миронов. 2018 г.
 
 
 
 
Категория: Сомнительные вопросы | Просмотров: 52 | Добавил: Vidi | Рейтинг: 0.0/0