Блог

Главная » 2017 » Октябрь » 9 » Современное казачество. Существуют ли казаки?
19:03
Современное казачество. Существуют ли казаки?
  
Современное казачество. Существуют ли казаки?
 
 
Чем бы ни было казачество: этносом, субэтносом, сословием... но, казачество это в первую очередь образ жизни, сформированный исторически сложившимися условиями. До трагических событий начала 20 века эти условия менялись, соответственно менялись критерии того, кого считать казаком. Одни ряды казаков пополняли, другие теряли право называться казаками, но всё это происходило в череде непрерывного развития. 
Существуют ли викинги? Наверное многие жители скандинавских стран вправе считать себя потомками легендарных мореплавателей, но... можем ли мы говорить о существовании реальных викингов сейчас? Нет.
Невозможно возродить дворянство при отсутствии двора, стать помещиком без поместья,  невозможно создать советского человека при отсутствии советского общества и государства... Но возможно говорить о великосветских манерах в наши дни, помещичьих замашках или советском мировоззрении среди современников.
Можно говорить о существовании казачьих сообществ, потомках казаков, некоторые указывают на существование казачьего духа...
Сразу оговоримся, что наличие или отсутствие казачьих предков вовсе не является и не может являться определяющим критерием, ибо так сложилось исторически, что казаками не только рождались, но и становились. Собственно в этом и кроется ключевое отличие казачества от этноса, нации, народа, ибо, определённо, казачество не этнос: не возможно в одночасье стать или перестать быть русским, немцем, французом... А казаком – было возможно.
Когда из разбитой Наполеоновской армии в казаки принимали пленных поляков, они по праву именовались казаками, но не переставали быть поляками, а те казаки, что оставляли службу или переселялись с приграничных территорий вглубь России, переставали ими быть, но та же кровь текла в их жилах и передавалась потомкам. Антропологические и генетические исследования так же не дают повода выделять казаков в обособленную этническую группу. Например, донские казаки имеют общие генетические корни с юго-восточным населением Центральной России. А первыми представителями донского казачества были предположительно выходцы из Рязанского княжества. Из донцов в свою очередь образовалось терское и волжское казачество.
Казаки не народ, ибо ни когда не представляет собой единую общность: донцы с запорожцами, запорожцы с яицкими казаками и т.д. Они не создали ни собственного языка ни собственного государства, но исторически, культурно и политически были частью русского народа, Московского государства и Российской Империи. К началу 19 века казачество сформировалось как служивое сословие и в этом качестве прекратило своё существование.
Что же до духа, то строго говоря, сие не следует путать с темпераментом или характером. Мало ли у кого какой характер? Лихость, отвага, свободолюбие... свойственны многим. Дух есть категория духовная, следовательно один из двух на весь род человеческий: либо Божий, либо не Божий.
Чтобы был казак, нужна соответствующая среда. Эту среду можно имитировать и, соответственно, имитировать казачий уклад, носить казачью форму, восстанавливать казачьи традиции, петь казачьи песни... Но оборвалось преемство, нет и не может быть условий существования казака, мужика, янычара, конкистадора, золотоордынца... Эти исторические условия не восстановимы, а новодел останется новоделом. То есть, ликвидация казачества в начале 20 века означает «заморозку» критериев того кого считать казаком. Конечно же просуществуй казачество до наших дней, казачья среда и критерии казачества изменились бы, но эти изменения произошли бы в фарватере непрерывного развития. Теперь каждый желающий может самостоятельно определять кого считать казаком, а кого нет. И если кто признаёт современных казаков казаками в том самом значении, вековой давности, на котором настаивают многие, а сам из крестьян и жена его, пусть не думает, что таковым признанием не меняет свой личный социальный статус, ибо в этом случае себя объявляет мужиком, а супругу – бабой.
Апеллируя к традициям, вызывает вопросы создание казачьих сообществ в регионах не имевших или потерявших статус приграничных территорий. Москва, Сергиев Посад, Рязань, Владимир... – не хутора и не станицы, оттого казачьи сообщества в них кажутся инородными и особенно бутафорными, а определённая нарочитость в общем-то чуждой местному населению субкультуры и тем более попытки устанавливать, свои порядки, вызывают понятное раздражение. Живы ещё в памяти народной (а если забыты, то стоить напомнить) расправы в Первопрестольной и других российских городах, когда кровь народная текла реками под пулями и шашками казаков в годы царского террора. Кажется и сейчас многие не прочь «тряхнуть стариной», пройтись плетью по толпе, побыть немного выше простого люда, мужика... взглянуть на него сверху вниз, из седла, держа в руке нагайку.
Возникшее в наши дни и набирающее обороты казачье движение может играть положительную роль в восстановлении и сохранении традиционных для России скреп, сдерживать очаги национальной напряжённости, кристаллизовать во круг себя русское население в неспокойных регионах, хранить веру православную, наконец... Однако, если предпочтёт кабаки храму, возьмёт курс на обособление от русских, если поднимет «на штыки» тему октябрьского разлома, взбудоражит раны гражданской войны, начнёт современное общество делить на «белых» и «красных», если понесёт портреты гитлеровцев Краснова и Шкуро (а всё перечисленное уже имеет место быть), казачество способно посеять зерно раздора, стать рассадником сепаратизма, национального предательства, что уже было в истории казачества, и механизмом дальнейшего расчленения русского народа.              
 
 
А.Н. Миронов. 2017 г. 
 

 

 

 

                                          
 

 

 

 

 
 
Категория: Публицистика | Просмотров: 215 | Добавил: Vidi | Рейтинг: 0.0/0