Блог

Главная » 2024 » Июнь » 8 » Что будем делать в Царствии Небесном?
18:35
Что будем делать в Царствии Небесном?
Читаем в Писании: «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2:9). Прп. Исаак Сирин так комментирует слова апостола: «будущие блага непостижимы и не имеют никакого сходства с благами здешними».
Но конечно христиане пытались и пытаются рассуждать на эту тему.
Одни утверждают, что Царствие Небесное будет подобно вселенской, бесконечной литургии. Многих искренне любящих Бога такие перспективы не сильно радуют. Даже очень большие любители богослужений живут не только этим и, как мне представляется, данное предположение нельзя понимать буквально, а только в самом широком, образном смысле. Разница между земным и небесным заключена в самом определении этих слов.
Есть мнение, что человек будет осваивать космос, совершенствовать его, другие планеты и его жизнь будет во многом напоминать земную, только без греха, без того чтобы женились и выходили замуж и прочее...
Мне кажется, что это самое наивное предположение. Во-первых, материя не вечна. И даже прежде чем произойдёт распад её распад – погаснут последние звёзды и весь космос погрузится во мрак. Какое уж тут освоение?
Во-вторых, любая деятельность, подобная земной, даже созидательная вновь приведёт человека ко греху и падению. Она потребует организации человеческого сообщества, распределение власти... Вновь появится зависть, тщеславие, дух соперничества и праздности.
Нет, «будет Бог всё во всём» (1Кор. 15:28). В мире духовном всё духовно, и только Богом будут заняты и душа и тело. И не так как это было в раю, в котором повелел Господь человеку плодиться и размножаться, обладать землёй и владычествовать над тварью.
Означает ли это, что всё, что любил человек в земной жизни, помимо Бога, своих друзей, родных и близких, приятные воспоминания, чувства, события, природу, произведения музыки, искусства.., всё это исчезнет из его жизни?
Полагаю, великие, которые отреклись от всего земного, для которых уединённая молитва в земляной яме или темной пещере стала сладостней всех красот земных, станут причастниками такой благодати Божьей, которая не будет связанна ни чем с бренным миром и даже образами его. Прп. Исаак Сирин: «ныне созерцание тварей, хотя оно и сладостно, есть только тень ведения. И сладость его неотделима от мечтания во сне. Поэтому созерцание нового мира духом откровения, которым ум услаждается духовно, есть действие благодати, а не тень...».
Что же до нас, которые если и спасутся, то «как бы из огня»...
«В доме Отца Моего обителей много» (Ин. 14:2).
Красота природы не есть красота сама по себе, но образ Божий запечатлённый в творении Его.
Так же и с человеком: своего не имеем ни чего, кроме греха, даже бытия. И всё доброе что имеем – Божье. Всё доброе, что творим, получаем от Источника добра. Само Добро есть Бог. И всё это в Боге пребывает, в Нём останется и сынами Божьими наследуется.
Прп. Исаак Сирин: «в будущем веке все праведные не раздельно водворяются в одной стране, но каждый в своей мере…». Свт. Лука Крымский: «Есть у Бога великие и преславные обители, есть средние, есть малые обители. И по заслугам своим, по степени очищения сердца своего, получим ту или иную обитель от Бога. Но и те, которые вселятся в самые малые обители, будут способны к бесконечному, беспрерывному совершенствованию душ своих в жизни вечной».
Только Бог самобытен. Своего не имеем ни чего, даже бытия, кроме греха. И всё доброе что имеем – Божье. Всё доброе, что творим, получаем от Источника добра. Само Добро есть Бог. И всё это в Боге пребывает, в Нём останется и сынами Божьими наследуется.
Это не значит, что, например, картина, написанная художником и полюбившаяся зрителем, материально не исчезнет: «земля и все дела на ней сгорят» (2Пет. 3:10). Но сгорит не всё и не у всех: «огонь испытает дело каждого, каково оно есть. У кого дело, которое он строил, устоит, тот получит награду. А у кого дело сгорит, тот потерпит урон; впрочем сам спасется, но так, как бы из огня» (1Кор. 3:13-15). Восприятие картины может и останется, но не холста и красок – всё это не живое и вечности не наследует, а духа Божьего если таковой был заключён в них, того что предавало картине жизнь, гармонию, красоту, то что и составляло её ценность и радовало глаз.
Не исчезнут семейные связи, но эти связи будут исключительно в Боге. Не плоть увидим друг друга, хотя и её тоже, но славу Божью, заключённую в плоти. И эта слава узами любви породнит всё человечество. Не исчезнет память о подвиге отцов в годины войн и лихолетий и она тоже станет причиной воздаяния. От Бога герой получил силу, к Богу она и возвратится и станет источником радости праведников.
Очевидно, что благодать Божья будет наполнять человека вся и сразу, соразмерно вместилищу, а не так, чтобы человек вкушал её, как это происходит в земной жизни: полистал книгу, посмотрел кино, пообщался с родственниками, сделал что-то ещё и получил удовлетворение переходя от одного к другому.
Очевидно, что в Царствии Небесном не может что-то наскучить, там невозможно устать, пресытиться. Всё это связанно с повреждением человеческого естества, дебелостью человеческого тела и, наконец, временем. В вечности всё не так.
Но даже в земной жизни человек иногда переживает состояния, в которых он желал бы находится всегда и непрерывно и прочие радости теряют для него смысл и всякий интерес. И если человека не вывести из этого состояния он просто умрёт от голода и жажды не почувствовав ни голода ни жажды.
Не так ли будет даже в самой малой обители Божьей? Не затмит ли красота Божья в своём чистом, предвечном величии, всё, что было прежде в жизни человека и человечества благого и достойного воздаяния? Что будет стоить прекрасная музыка, картина, подвиги, семейные радости и все красоты земные? Не сам ли человек пожелает очистить свои вместилища от меди, чтобы наполнить их золотом?
Силуан Афонский, Никон Воробьёв... – единожды Бог открылся им и не могли забыть оного состояния, вспоминали и плакали, искали того, чтобы Дух Божий вновь коснулся их.
Даже наркоман не может забыть того первого употребления, после которого весь мир со всеми его радостями и красотами стал невзрачным и не интересным. До конца жизни он обречён страдать и жаждать хоть на минуту вернуть тот порочный опыт, когда, как говорят зависимые, наркотик подводит человека к вратам рая и даёт заглянуть внутрь, но в тот же миг двери рая закрываются... навсегда.
Очевидно, что и тело в Царствии Небесном будет причастником благодати и бесконечно усилит блаженства, те духовные состояния, которые получит душа после воскресения из мёртвых. При этом, не думаю, что духовность тела отменит его физиологические свойства. Да, они претерпят изменения, но воскресший Христос ел и пил...
Нейромедиаторы, называемые иногда «гормонами радости», вырабатывается нашим естеством в очень ограниченном количестве. Но те же наркоманы знают, что происходит когда гигантские дозы дофамина, эндорфинов, серотонина... выливаются на мозговые рецепторы. Эти рецепторы быстро сгорают и человек перестаёт испытывать радость вовсе. В духовном теле не сгорит ничего. А Источник радости вечен, не порочен, не причинит душе и телу вреда, и радость будет законна и только возрастать.
 
А.Н. Миронов. 2024 г.
 
 
 
 
Категория: Сомнительные вопросы | Просмотров: 43 | Добавил: Vidi | Рейтинг: 0.0/0